​«На войне лишнее отсекается». Интервью с участником СВО на Украине

Человек войны — говорят о таких. Сам он называет это служением Отечеству

Человек войны — называют таких, как наш собеседник. Сам же он говорит, что это такая работа — служить Отечеству. Несмотря на сравнительно молодой возраст Сергей успел поучаствовать в нескольких конфликтах, защищая интересы Родины как в самой России, так и за её рубежами. Не обо всём можем говорить, скажем лишь, что за его плечами горы Кавказа, пески Сирии, украинские степи...

Встреча наша состоялась в октябре, в разгар мобилизации. Сам он из другого региона, в Выксе был по приглашению местного предпринимателя, находясь в отпуске по ранению. Здесь Сергей успел провести занятия по военной медицине и тактико-специальной подготовке, организованные спортивным клубом «Русь», где поделился бесценными знаниями и опытом.


— Сколько ты уже служишь в общей сложности?

— С 2011 года. Служил в разных войсках и подразделениях, сейчас являюсь военнослужащим Воздушно-десантных войск. Разница по сути только в названиях, по факту всё это — служение Родине, служба своему Отечеству. Важная часть нашей работы — это постоянное самосовершенствование, стремиться к тому, чтобы стать лучшим, оттачивать мастерство и профессионализм. Учиться военному делу настоящим образом — это и есть девиз нашей профессии.

— То есть у тебя на первом месте именно идея защиты Родины и служения Отечеству?

— «Есть такая профессия — Родину защищать». И это действительно так, это профессия, это работа. Есть профессии слесаря, столяра, плотника... А есть профессия военнослужащего, военного.

— Текущий конфликт, по мнению экспертов, не похож ни на один из тех, что были ранее. Тебе есть с чем сравнить, что ты думаешь об этом?

— В моей практике было участие в контртеррористической операции на территории Северного Кавказа дважды, был в Сирии, трижды бывал на Украине (в данный момент Сергей вновь в зоне боевых действий). Специальная военная операция в корне отличается от других конфликтов, в которых участвовала Россия. Сейчас нам фактически противостоит целое сообщество враждебно настроенных государств. Противников у нас больше, противник хорошо оснащен, подготовлен и идейно мотивирован. Украинцы продолжают обучаться, получать вооружение, данные ведущих разведок мира, на них работает спутниковая группировка, опытные наёмники — порой в радиоперехватах слышно только иностранную речь.

Из личных воспоминаний и наблюдений:

— Порой наблюдаешь сюрреалистические картины... Купили мы раков по случаю. Редкое затишье, ночь... Сидим, едим этих раков, общаемся. Ну прям как обычная мирная жизнь. А вдалеке видишь, как Хаймерсы летят к Антоновскому мосту...

— На Украине военной и идеологической подготовкой занимаются с младых ногтей (детсад, летние лагеря, школа), как минимум в течение последних 8 лет. Мы к этому только приходим, а многим вещам учимся в бою. На твой взгляд, мы быстро учимся?

— Да. Мы все учимся на ходу, тем более, что и выбора-то у нет нас. Живучесть подразделения повышается, когда оно приспосабливается к реальным условиям, и чем быстрее, тем лучше. Это работа с техническими средствами наблюдения и разведки, сложными приборами, БПЛА и другими системами вооружения. Очень много нового внедряется, изучается, перестраивается, по-другому никак.

— С чем в первую очередь столкнутся мобилизованные?

— В первую очередь мобилизованным и добровольцам надо понять, что их жизнь изменится кардинально. Они попадут в воинские подразделения, получат статус военнослужащих, их образ жизни будет отталкиваться от Устава ВС РФ. На них будут налагаться все запреты и ограничения, связанные со службой. Рекомендую обратить внимание на свою физическую форму и здоровье, прежде чем попасть в воинское подразделение, каждый гражданин должен проверить своё здоровье. Имеющиеся заболевания либо попытаться вылечить, либо иметь с собой необходимые лекарства. Зубы, глаза... Прежде чем отправиться в зону СВО, надо обязательно закрыть все эти вопросы.

— Кто-то переживает из-за бытовых условий — окопы, грязь, холод, дождь и снег, плохое питание... Другие уже видят себя под градом пуль, арта кроет, танки идут... А как реально будет? Или у всех по-разному?

— Всё будет по-разному. Два человека из одного города попадут в одно подразделение, а ситуации будут абсолютно разные. Один будет жить в суровых условиях, терпеть лишения, крепиться и пытаться что-то исправить, а другой станет жаловаться, причитать, ворчать и при этом ничего не делать. Разные условия у всех. У кого-то они будут почти комфортные, как в городе, другие наоборот, будто переместятся в музей-квест по Великой Отечественной войне.

Легче будет тем, кто приспособлен к экстремальным условиям и бытовым трудностям. Хорошо приживаются спортсмены, туристы, охотники. Но в любом случае надо понимать, что если люди не приложат усилий, чтобы как-то приспособиться к новым условиям, эта реальность их погубит.

— Но мы и в мирной жизни сталкиваемся с тем, что люди не мыслят себя без достижений цивилизации. Кто-то не может, грубо говоря, под куст сходить, кто-то — без смартфона, особенно молодёжь.

— На войне всё может постоянно меняться. И у людей, в том числе у этой молодёжи, которая мало приспособлена к самостоятельной жизни, не останется выбора, кроме как научиться.

Из личных воспоминаний и наблюдений:

— Меняется всё мгновенно. Ещё вчера сидели с бойцом, ели раков и обсуждали какие-то жизненные моменты, планами делились... А сегодня узнаёшь, что нет его больше.

— Ты сам сталкивался с тем, что называется «просвистела», когда смерть прошла мимо, практически коснувшись?

— Под Изюмом в апреле. Двигались пешим строем и подверглись атаке танков противника. Бог миловал, повезло мне, что меня лишь легко ранило, а вся взрывная волна прошла рядом со мной. Это действительно необычное ощущение, когда понимаешь, что вот ещё немного и всё.

— Вообще есть какой-то способ, как с справиться со страхом? Вот просвистела смерть мимо, человек в шоке, в ступоре...

— Не боятся только дураки и мёртвые. Просто человек разумный старается контролировать свой страх, свои эмоции. Ему всё равно будет страшно, но даже в состоянии этого адреналинового выброса он делает своё дело. Он вспоминает, что ему нужно делать, осознаёт, соблюдает меры безопасности, и, сохраняя свою живучесть, поддерживает боеспособность подразделения. Попав под обстрел, нужно попытаться взять себя в руки, укрыться за ближайшими складками местности. Сделать этот первый шаг —самое трудное. Остальное уже подскажут товарищи, которые будут рядом.

— Находясь в Выксе, ты успел выступить инструктором на курсах по военной медицине и тактико-специальной подготовке, организованных спортклубом «Русь». Ещё где-то проводил такие занятия?

— Я не профессиональный инструктор, а обычный боец, находящийся в отпуске по ранению. Просто по воле Божьей мне довелось оказаться в команде, которая организует такие занятия. Мне приятно, что я могу помочь, неважно, в какой мы области, в каком городе мы находимся. Это наши люди, мы должны их научить, поделиться, мотивировать, чтобы они стремились к профессионализму, стать лучшими в своём деле. Такой девиз у каждого должен быть, кто приходит на службу.

Я просто хочу, чтобы меньше гибло русских солдат, чтобы люди приходили в подразделение, имея уже опыт, какие-то знания и навыки. Поэтому мы вкладываем всю душу в эти занятия. Я сам ещё до СВО ездил в частные учебные центры, оплачивал обучение из своего кармана, но нисколько об этом не жалел, ведь я платил за знания, я учился у тех, кто сильнее, умнее и опытнее. И это очень помогало мне на службе. Теперь я могу делиться этими знаниями с другими.

Нужно каждому сейчас задуматься, что он умеет, может и хочет. Понимать, что каждый может оказаться в строю, и если он не будет иметь определённых знаний, то наверняка пожалеет об этом, ему будет сложнее, нежели если он придёт подготовленным. В Выксе есть сейчас уникальная возможность получить данные знания, обучаясь у профессионалов — врачей, сотрудников спецподразделений. Люди могут приобрести знания, которые другие нарабатывали годами. У выксунцев есть прекрасная возможность пройти достойное обучение, которое может пригодиться.

— По твоим ощущениям, надолго это всё?

— Тяжело судить. Можно долго рассуждать о планах, о глобальности происходящего... Я хочу, чтобы всё это хорошо закончилось для нас, для нашей страны. И каждый человек там может внести свой вклад в общее дело. Это именно общее дело. Наша задача — не разобщаться по категориям, социальному статусу, воинским званиям, кто в каких войсках служил, в элитных-не в элитных и т. д. Это больше в армии мирного времени присутствовало и очень мешало. Сейчас уже, в тех условиях, в которых находится армия, это особенно там, это сведено к минимуму. На войне лишнее отсекается. Там все делают одно дело и невозможно кого-то выделить, хуже они или лучше. Там либо человек есть, либо его нет. Нет различий в национальности, народностях, цвете кожи или вероисповедании. В окопах нет атеистов и все равны. Все работают на результат — на Победу.

Из личных воспоминаний и наблюдений:

— Один только раз видели, как русского бойца по-человечески противник похоронил. Видимо нашли тело и закопали на совесть, сверху положили броню и шлем. То есть как воина захоронили, с уважением.

— Что-то ещё хочешь добавить, обращаясь к нашим читателям?

— Задача сейчас — не отчаиваться, не опускать руки, никуда не бежать, а попытаться себя настроить на действие. Быть порядочным в это время, это очень важно. Порядочным по отношению к своей Родине, к своим согражданам и семье. Остальное наладится. И не такое наша Родина переживала.

В данный момент Сергей вновь находится в зоне боевых действий.

P.S. Записаться на курсы по медицине и тактической подготовке в спортклубе «Русь» можно по тел. 89101038185. Занятия бесплатные.

Подготовлено: Станислав Гельц

в курсе

Предыдущая новость ​«Команда ZOV» навестила наших воинов на границе с Украиной
Следующая новость ​Воины с передовой благодарят Выксу и Кулебаки за поддержку

Товары и услуги

Указать на ошибку