Лицо с обложки 0 комментарий

​Алексей Агалаков: «Помогать людям — наше призвание»

июня 15 / 2017
​Алексей Агалаков: «Помогать людям — наше призвание»

Психиатрия, как и любая сфера деятельности, нуждается в притоке талантливых молодых специалистов, которые по-настоящему влюблены в профессию, чьё призвание — помогать людям. Наш гость Алексей Агалаков — один из таких. Уже десять лет он занимается тем, что помогает выксунцам исцелять душевные недуги, бороться с зависимостями и расстройствами.

— Почему врач? Если бы не врач, то кто?

— Врачом мечтал стать со школы. Причём именно военным врачом, сказалось влияние нашего учителя, который прививал нам патриотизм и понимание, что мы — будущие защитники Родины. Многие ребята из школы хотели пойти по военной стезе. Если бы не сложилось с медициной, работал бы в сфере, где ключевым является общение и взаимодействие с людьми.

— Почему психиатрия?

— Профессия должна быть по душе. В институте я встал перед сложным выбором, но именно на цикле по психиатрии понял, что это — моё, влюбился в профессию.

— Как оказался в Выксе?

— В момент моего увольнения из армии начала действовать программа поддержки молодых специалистов, была возможность решения жилищной проблемы, и мы приехали в Выксу. С тех пор работаю здесь, дополнительно выучился на психиатра-нарколога, занимаюсь лечением как психических расстройств, так и наркологической патологии. Недавно обучился на врача-психотерапевта. Вообще, у врача вся жизнь — учёба.

— В чём разница между психиатром и психотерапевтом, в двух словах?

— Психиатрия направлена на лечение каких-то тяжелых случаев, хронических заболеваний, в большей степени оно медикаментозное, и можно добиться, как правило, только длительной ремиссии. Психотерапия больше способствует лечению легких, так сказать, пограничных патологий, в виде субдепрессивных и тревожных расстройств, различных реакций на стресс, выявляя и устраняя саму причину недуга. На мой взгляд, врач-психотерапевт — вершина психиатрии.

— Наиболее запомнившийся случай из практики?

— Как-то приехал к пациентке, родственники сообщили о неадекватном поведении. Общаюсь с ней и не могу понять, где патология? Человек спокоен, адекватно ведёт беседу... И тут выходят две её кошки, а на них нательные крестики! Выяснилось, что якобы «Господь велел ей на кошек крестики надеть»! Ну там ещё масса и других расстройств была, как оказалось. Бывает, что на выездах не обойтись без помощи полиции, острые состояния встречаются.

— К слову о крестиках... Говорят, врачи — люди циничные и чуть ли не поголовно атеисты. Ты — человек верующий?

— Верующий. Не могу сказать, что соблюдаю все посты, и в храм хожу не так часто, но в Бога верю. Кстати, многие священники, по сути, несут функцию психотерапевта — дать высказаться, выслушать, успокоить. В психологическом плане вера очень помогает.

— Верно ли, что психиатру нередко самому требуется психотерапевтическая помощь?

— Важно иметь рядом человека из профессиональной среды, с которым можно пообщаться, поделиться личными и рабочими моментами, переживаниями. Это предохранитель от выгорания и профессиональной деформации. Что касается меня, то за время обучения я научился таким вещам, как быстрое устранение каких-то стрессовых факторов, психоэмоциональной разгрузке. Чтобы стать психотерапевтом, ты должен пройти личную психотерапию, безусловно. Врач должен олицетворять собой уверенность в том, что всё будет хорошо. Еще главную, на мой взгляд, роль играет поддержка близких и гармония в семье.

— Если говорить о переключении, о смене деятельности, как переключаешься ты?

— Увлекаюсь страйкболом — это отличная возможность абстрагироваться. Здесь и спорт, и общение, и тактическая игра, и свежий воздух. Ещё спортзал и волейбол. И дома ни слова о работе.

— Твои лекции на острые темы в школах, на родительских собраниях, на Совете молодых семей — это обязанность или инициатива?

— Это профилактическая работа, я считаю долгом делиться с людьми своими знаниями и помочь структурировать их собственные, на конкретных примерах из практики. Если это помогает им, почему нет? Помогать людям — наше призвание.

— Ты помогаешь, в том числе, алко- и наркозависимым. Никогда не возникала мысль, что это напрасный труд?

— Нет. Зависимость — это болезнь, и её надо лечить. Сейчас появилось много новых методов, которые позволяют достичь хорошей ремиссии. Кроме медикаментозных методов лечения мы направляем людей на реабилитацию. В Выксе также есть группа терапии, состоящая из алко- и наркозависимых, желающих излечиться. Они лучше понимают друг друга, мы же помогаем со своей стороны в качестве специалистов. Такие группы очень эффективны вкупе с медицинской помощью. Как правило, в основе многих бед лежат дефекты в воспитании. Если ребенку с пелёнок объяснять, что такое «хорошо», и что — «плохо», находиться в постоянном контакте, худшего можно с большей долей вероятности избежать.

— Лучшее средство выхода из депрессии, если не можешь попасть к психотерапевту?

— Если депрессия тяжелая, то без помощи специалиста не обойтись. Если же это лёгкое нарушение, ищите причину. Проблемы на работе? Надо взять отпуск и сменить обстановку.

Проблемы в семье — поможет совместная деятельность, например, небольшой ремонт или выезд на природу.

— Что хотел бы сказать в заключение нашей беседы?

— Прежде всего, хочу поздравить коллег с наступающим Днём медицинского работника, пожелать удачи, добра, и, главное — крепкого здоровья! Пусть ваш труд приносит удовлетворение, а радость ярких моментов и добрых дел не стирается из памяти! Обращаясь к остальным читателям, скажу так: врачей в последнее время часто ругают и редко говорят слова благодарности. Не стесняйтесь сказать «спасибо» своему доктору. Благодарность пациента — лучшая мотивация! Классик русской литературы сказал: «Счастье — как здоровье: когда его не замечаешь, значит, оно есть». Будьте здоровы и счастливы!

Текст: Станислав Гельц

Фото: Сергей Лян

Категория : Лицо с обложки
    Ничего не найдено.

Ваш email адрес не будет опубликован! *